Украина, г.Киев, ул.Выборгская, 82, +38 (044) 599-0-553, info@golgofa.kiev.ua
Главная RSS Лента наших новостей

 

Подписка  Подписка на новости
Библия за год
Сегодня,
08.12.2016
изучаем:

Иов 10

Мих. 6

Иак. 2

 

Библия за год
Цитата дня

Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись...

 

Ефс. 4:28

 

 

Кризисное консультирование

Понравилось? Поделись информацией с друзьями в соцсетях. Кликни:


Главная » Притчи » Христиане и мир

Христиане и мир

Христиане и мир

 

Где твоё имущество?

 

К одному бедному христианину ночью пробрался вор. Не найдя у ничего ценного, вор разбудил его и удивлённо спросил:

— Где же всё твоё имущество?

— Я всё спрятал в верхнем доме, — сказал христианин, и показал рукой на небо.

 

 

Шесть его дочерей

 

 

       В одной стране жила семья. Это была не обычная семья. В доме жили шесть дочерей очень знатного человека. Их мать умерла много лет назад, и девочки остались на попечении отца. Однако ему не довелось самому воспитать дочерей.

       Однажды его вызвали в столицу, где он занял очень важный пост.  Работы у него было так много, что он не мог приезжать к своим любимым дочерям, чтобы растить и воспитывать их.

       Уезжая, он оставил большое письмо своим девочкам, в котором постарался передать им, как любит их и какими добрыми, умными и хорошими людьми хочет увидеть их, когда вернётся домой.

       А чтобы воспитывать их, оставил вместо себя опекуна. Опекун этот по своему характеру был человек тихий и спокойный, и в доме его не было ни слышно, ни видно. Тем более, отец девочек предупредил его, что он хочет, чтобы они росли свободными людьми и научились сами принимать правильные решения. И потому, когда сёстры по-взрослели, опекун приходил к ним только тогда, когда они сами просили его об этом или когда обстоятельства требовали его немедленного совета.

       Однако, когда грянула беда, мало кто из сестёр стал его слушать.

       Первыми взбунтовались и покинули дом младшие сёстры – Дуся, Нюся и Люся.

       Затем ушла старшая – Груша.

       И наконец, последней ушла третья сестра  - Ксюша.

       Осталась в доме вторая по старшинству - Софья.

       Прошёл год. В течении этого года сёстры, хотя и не одобряли образа жизни друг друга, не теряли одна другую из виду.

       И вот наступил день рождения Софии, и она решила позвать на праздник сестёр.
       Прибралась, приготовила праздничный обед, чтобы как следует принять сестёр в  родном доме. Когда высохли слёзы радости от встречи после долгой разлуки, и они уселись за стол, каждая начала рассказывать, как ей живётся.

       Первой начала самая младшая – Дуся.
«Уйдя из дома, я пошла на улицу. И первый же мужчина, которого я остановила, заплатил мне сто монет. Через месяц я уже снимала большой дом, нашла ещё с десяток таких же, как я, и дело закрутилось. Живу я великолепно! Одеваюсь как королева, косметика из Парижа, драгоценности из Амстердама, ем только деликатесы.

       Правда, врать не буду, есть и проблемы. Несколько раз уже лечилась от дурных болезней. Пару раз сидела за решёткой за то, что стащила кошелёк у клиента. Несколько раз сильно побили ухажёры. Но я своей жизнью довольна.

       Вы можете сказать, что мой дом похож на бордель, но я так не считаю. А в нашем мире, если следовать тому, что написал нам отец – вообще жить невозможно. Все эти россказни о морали не для меня. А о том, что отец к нам вернётся я и слышать не хочу и никогда не поверю. Да и есть ли он – отец.»

       Та, что постарше – Нюся, тоже рассказала о своей жизни.
«Я считаю, что человек сам творец своего счастья. Вот я, например, работаю на четырёх работах и всё своими руками. Ухожу на работу – ещё темно, возвращаюсь заполночь. Ни выходных, ни проходных. Зато живу в достатке. И дом и в доме. Правда, соседи называют мою жизнь каторгой, но я внимания не обращаю.

       Врать, однако. не буду, со здоровьем у меня не всё ладно. С полгода назад бревно мне на ногу уронили, – вот хромаю теперь. Пальцы под ножницы попали – двух нету. Лёгкие что-то барахлят, зимой в лесу застудила. Сердечко, бывает, пошаливает.
Но я своей жизнью довольна. Всё сама. А в то, что наш отец вернётся, я не верю. Только на себя и можно рассчитывать в жизни.»

       «Ну, у меня-то вообще всё великолепно, - начала свой рассказ четвёртая сестра, Люся, - занялась я финансами: одному деньги под проценты, у другого золото на сохранение, третьему заморские драгоценности по хорошей цене. Через год у меня свой банк.

       Живу на вилле с бассейном, охрана так и ки-шит, банкеты, приёмы, важные гости.
        Ну, конечно, небольшие заботы имеются. Стреляли в меня два раза, один раз чуть не убили – два месяца в кровати провалялась. С законом некоторые нелады – раза три имущество описы-вали, но вывернулась. По ночам не сплю, из дому стараюсь выходить поменьше. Но я забор трёх-метровый построила, решётки на окнах, сигнализация. Правда, люди называют мой дом тюрьмой, но я не обижаюсь. Знаю, - завидуют. Всем денежек, таких как у меня хочется. В этом мире всё деньгами делается и никакой легендарный папочка не нужен. Да и нет его на свете – я это точно знаю.»

       «Да вы что это, сестрички!!! – перебила её третья сестра, Ксюша, - у нас такой великий чело-век отец, а вы говорите, что нет его! Я только вспоминаю его – у меня слёзы счастья на глаза наворачиваются. Радоваться надо и веселится, что мы его дети. Я полный дом друзей каждый день собираю, чтобы радоваться и веселится, и петь и танцевать от счастья. И из родного дома я ушла потому, что не могла переносить нашего занудства – всё мне письмо отца в лицо тыкали –того нельзя, это не смей. А на письмо это смотреть надо правильно, как я, и видеть там только то, что обещает нам радость и успех во всём.

       Правда, соседи не очень довольны, – говорят, что мой дом похож на дискотеку, а не на дом дочери такого вельможи. Ну, что с них взять. Разве ж они понимают.»
       «Всегда ты, Ксюха, была хохотушкой, - возму-тилась старшая сестра, Груша, - Вот я ушла из дому по серьёзной причине. Ведь письмо отца учит нас быть ответственными и серьёзными людьми. Я не могу сказать, что соблюдаю всё, что там завещано (слишком  много всего, да и не всё мне нравится), но что соблюдаю, то соблюдаю непоколебимо. В моём доме собираются люди, которые верят, что отец вернётся, и ждут его. А то, что в письме много говорится о радости, то это другая радость, внутренняя. Вот когда отец вернётся, тогда и будем радоваться. А что говорят, что к тому времени мы разучимся радоваться совсем, так это клевета.»

       «Не ругайтесь, сестрички, успокойтесь, - вступила в разговор Софья, - каждый человек проходит через радости и печали.

       Я плачу, что младшие мои сёстры забыли отца, и не верят, что он вернётся, и живут не так, как отец ожидал от нас.

       И я радуюсь, что вы, Ксюша и Груша, помните его, ждёте его, и, каждая по-своему, исполняете его слово и любите его.

       Я тоже люблю и жду его, и по мере сил стараюсь жить именно так, как он завещал – не отка-зываясь ни от одного из его пожеланий и не при-думывая вместо них новые, якобы улучшающие его приказания. Но, на мой взгляд, должна быть мера всему – и печали, и радости.

      Больше всего я печалюсь о том, что вы покинули дом родной, где родились и выросли, и где имели счастье впервые увидеть свет и ощутить любовь отца.
 
        А что отец не забыл нас и обязательно вернёт-ся, я не только верю, но и знаю, - мы, старшие его дочери, хорошо помним, – у отца никогда слово не расходилось с делом, и если он пообещал, то обязательно вернётся.
       И вот что я хочу ещё сказать…»

      Однако внезапный стук в дверь прервал её.


       В дом ворвался человек с криком: «Девочки! Ваш отец с огромной свитой въезжает в город! Он вернулся!!!»


       Но здесь начинается уже  совсем другая история…