Украина, г.Киев, ул.Выборгская, 82, +38 (044) 599-0-553, info@golgofa.kiev.ua

Понравилось? Поделись информацией с друзьями в соцсетях. Кликни:


Главная » Стихи » Христианская поэзия » Грех

Грех

 

   
Антология христианской поэзии

 

 

ГРЕХ

 

 

 

В наш атомный двадцатый век


В наш атомный двадцатый век
На всё способен человек,
Но превосходней всех диковин
Открытие прозрачных брёвен.

Сквозь деревянные очки
Видны вокруг одни сучки.
Сквозь это дерево в упор
Не видно братьев и сестёр.

Как будто вы попали в лес,
Любой авторитет исчез.
Кому бревно затмило взор,
Спешит схватиться за топор.

Оно у вас растёт, наверно?
Порода хвойно-лицемерных.

                                   Бурчак М.


Вот замок, затерянный среди скал


Вот замок, затерянный среди скал,
Завис над бездной провала.
Здесь каждую ночь под волчий оскал
Луна багрово вставала.

Внизу морские ревут валы,
Солёной брызгая пеной,
А в замке тихо. И лишь орлы
Кружатся в небе степенно.

Но не безлюден замок, хоть свет
Не льётся из окон келий.
Прикован цепью живой скелет
В стенах его подземелий.

То узник, брошенный в ужас тьмы.
Он глухо стонет и шепчет:
«Стальные прутья моей тюрьмы,
Держите меня покрепче!

Я с малых лет доверял уму,
Глумясь над глупою верой,
И шёл я к смерти, в себе чуму
Излечивая холерой.

В борьбе с тоской приучался пить,
Грехов выращивал рощи
И ненавидел, боясь любить,
Поскольку ненависть – проще.

Я зеркала прямые разбил,
Кривым доверившись стёклам,
Я всё святое в себе убил
И закопал ещё тёплым.

И жил, как тать, не страшась огня,
Но как-то ночью унылой
Мой замок Совесть запер меня
И стал мне вечной могилой».

Изрёк – и завыл, озверивши глас,
Сплетая цепи как нити:
«Убейте, убейте меня сейчас,
Любою казнью казните!

Какую бы муку Господь ни дал,
Не будет хуже, чем эта!»
Рванулся – и рухнул, и прорыдал
До самого до рассвета.

Но зря он бился и зря кричал
В ночи беспощадно длинной.
На все мольбы его отвечал
Прибой. Да клёкот орлиный…

Прошли столетья, но замок тот
Реформы не отменяли.
И грозный страж свою жертву ждёт.
Кого он ждёт?
Не меня ли?

2002г.                           Лялев Д.
                    
                    
И мы простим, и Бог простит


И мы простим, и Бог простит.
Мы жаждем мести от незнанья.
Но злое дело - воздаянье
Само в себе, таясь, таит.
И путь наш чист, и долг наш прост:
Не надо мстить. Не нам отмщенье.
Змея сама, свернувши звенья,
В свой собственный вопьётся хвост.
Простим и мы, и Бог простит,
Но грех прощения не знает,
Он для себя - себя хранит,
Своею кровью кровь смывает,
Себя вовеки не прощает -
Хоть мы простим и Бог простит.

1937г.                               Гиппиус З.


Кто пригвоздил к распятью руки Бога


Кто пригвоздил к распятью руки Бога?
Кто распинал Создателя людей?
Кто согрешил так глубоко и много?!
Когда искал я, кто был тот злодей,..
Я молот ощутил в руке своей...

                                         Мычка  Б.


Кто согласится петь стихами


Кто согласится петь стихами
О жалком человеке Хаме,
Кто, позабыв позор и стыд,
На чью-то наготу глядит?

Напал на чей-то недочёт -
По свету тот час разнесёт.
Паденье чьё-то и порок
Для Хама лакомый кусок.

Подсмотрит в щёлочку украдкой,
Подслушать может для порядка.
Струится грязь его ручьём.
Пристойность Хаму нипочём...

Уже он неприятен вам?
Ему такое имя: Хам.

                                             Бурчак М.


Мне душен этот мир разврата


Мне душен этот мир разврата
С его блестящей мишурой!
Здесь брат рыдающего брата
Готов убить своей рукой,
Здесь спят высокие порывы
Свободы, правды и любви,
Здесь ненасытный бог наживы
Свои воздвигнул алтари.
Душа полна иных стремлений,
Она любви и мира ждёт...
Борьба и тайный яд сомнений
Её терзает и гнетет.
Она напрасно молит света
С немой и жгучею тоской,
Глухая полночь без рассвета
Царит всесильно над землёй.
Твоё высокое ученье
Не понял мир... Он осмеял
Святую заповедь прощенья,
Забыв Твой светлый идеал,
Он стал служить кумирам века;
Отвергнув свет, стал жить во мгле,
И с той поры для человека
Уж нет святыни на земле.
В крови и мраке утопая,
Ничтожный сын толпы людской
На дверь утраченного рая
Глядит с насмешкой и хулой;
И тех, кого зовут стремленья
К святой, духовной красоте, -
Клеймит печатью отверженья
И распинает на кресте.

1879г.                        Надсон С.


Мы все – невольники земные


Мы все – невольники земные
Стихий, эмоций и страстей.
И эти страсти роковые
Пленяют нас до склона дней.

И нет мерила нашей прыти:
Желаем жизнь испить сполна!
Лучами призрачных событий
Порой вся даль озарена.

Волею судеб – сим посредством
Мы надвое разделены.
Часть борется с дурным наследством,
Другая спит и видит сны.

Мир соткан из противоречий –
Седая истина, друзья!
Но…каждый в жизни ищет встречи
С Христом, в своем глубоком «я».

1996г.                     Сотниченко  А.


Мы - племя опаленной суши


Мы - племя опаленной суши
В лесах бетона и стекла...
Запарафиненные души,
Загрешневелые тела.

Мы - племя ветреного духа,
Мы - племя ветреных сердец.
Не видит глаз, не слышит ухо,
Темны начало и конец.

Мы в сад колючий наслаждений
Все смотрим, чем нас ни корми.
Нам скучно - больше развлечений!
А «заповедь»- не утоми!

2001 г.                     Сотниченко А.


О, если там, за тайной гроба


О, если там, за тайной гроба,
Есть мир прекрасный и святой,
Где спит завистливая злоба,
Где вечно царствует покой,
Где ум не возмутят сомненья,
Где не изноет грудь в борьбе, -
Творец, услышь мои моленья
И призови меня к Себе!

Христос!.. Где Ты, Христос, сияющий лучами
Бессмертной истины, свободы и любви?..
Взгляни - Твой храм опять поруган торгашами,
И меч, что Ты принёс, запятнан весь руками,
Повинными в страдальческой крови...
Взгляни, кто учит мир тому, чему когда-то
И Ты учил его под тяжестью креста!
Как ярко их клеймо порока и разврата,
Какие лживые за страждущего брата,
Какие гнойные открылися уста!..
О, если б только зло!.. Но рваться всей душою
Рассеять это зло, трудиться для людей, -
И горько сознавать, что об руку с Тобою
Кричит об истине, ломаясь пред толпою,
Прикрытый маскою, продажный фарисей!..

1880г.                                           Надсон С.

Прекрасно, высоко твоё предназначенье


Прекрасно, высоко твоё предназначенье,
Святой завет Того, Которого веленье,
Премудро учредя порядок естества,
Из праха создало живые существа;
Но низко и смешно меж нас употребленье,
И недостойны мы подобья Божества.
Чем отмечаем, жизнь, мы все твои мгновенья -
Широкие листы великой книги дел?
Они черны, как демон преступленья,
Стыдишься ты сама бездушных наших тел.
Из тихой вечери молитв и вдохновений
Разгульной оргией мы сделали тебя,
И гибельно парит над нами злобы гений,
Ещё в зародыше всё доброе губя.
Себялюбивое, корыстное волненье
Обуревает нас, блаженства ищем мы,
А к пропасти ведёт порок и заблужденье
Святою верою нетвёрдые умы.
Поклонники греха, мы не рабы Христовы;
Нам тяжек крест скорбей, даруемых судьбой,
Мы не умеем жить, мы сами на оковы
Меняем все дары свободы золотой...
Раскрыла ты для нас все таинства искусства,
Мы можем создавать, творцами можем быть;
Довольно налила ты в груди наши чувства,
Чтоб делать доброе, трудиться и любить.
Но чуждо нас добро, искусства нам не новы,
Не сделав ничего, спешим мы отдохнуть;
Мы любим лишь себя, нам дружество - оковы,
И только для страстей открыта наша грудь.
И что же, что они безумным нам приносят?
Презрительно смеясь над слабостью земной,
Священного огня нам искру в сердце бросят
И сами же зальют его нечистотой.
За наслажденьями, по их дороге смрадной,
Слепые, мы идём и ловим только тень,
Терзают нашу грудь, как коршун кровожадный,
Губительный порок, бездейственная лень...
И после буйного минутного безумья,
И чистый жар души и совесть погубя,
Мы, с тайным холодом неверья и раздумья,
Проклятью предаём неистово тебя.
О, сколько на тебя проклятий этих пало!
Чем недовольны мы, за что они? Бог весть!..
Ещё за них нас небо не карало:
Оно достойную приготовляет месть!

1839г.                                    Некрасов Н.


Суровый гнев души своей уйми


Суровый гнев души своей уйми!
Не проклинай - проклятьем сердце губишь!
Не осуждай - и осуждён не будешь
Ни Богом, ни людьми!
Сдержи свой гнев, обидою рождённый!
Забудь про месть, и меч свой обнажённый
Не подымай на брата сгоряча!
Поднявший меч погибнет от меча.

                                                 Афанасьев  Л.


Там, где вино и женщины доступны


Там, где вино и женщины доступны,
По вечерам я «отбываю срок»
Благое там, как скалы, неприступно,
И жизнь уходит, как вода в песок.

Там дух блатной романтики фальшивый
Гуляет, проникая все насквозь.
Там стыд забыт и ложь неприхотлива,
Там души искажает вкривь и вкось.

Там правит бал князь мира обреченный,
Там жертвы сами рвутся на алтарь,
И каждой жертве новоиспеченной
Он постепенно то слуга, то – царь.

Я постигаю там жилище зверя,
Я, как могу, с собою там борюсь.
И, в наше одиночество не веря,
Яя все же верю, и за нас молюсь.

1997г.                        Сотниченко А.
                           
                           
То Библия нас тянет, то стакан…

                      В подражание Омару Хайяму

То Библия нас тянет, то стакан…
То праведность нас манит, то обман…
Так и живём мы этой странной жизнью
Полу-халдеев, полу-христиан…

2008г.                      Нэт Юбер
                           
                           
Ты начал жить


Ты начал жить. Роскошен жизни пир.
На этот пир ты позван для блаженства.
Велик, хорош, изящен Божий мир,
Обилен всем и полон совершенства.
Лазурь небес, безбрежный океан,
Дремучий бор, так пышно разодетый,
Седой зимы сердитый ураган,
И тишина торжественная лета,
И говор вод, и пенье соловья,
И над землёй витающая птица,
И по волнам скользящая ладья,
И в небесах горящая денница,
И темнота безмесячных ночей,
Приют тоски, мечтаний и любови -
Картины чудные для сердца и очей.
Ты всем пленён, и пламя юной крови
В тебе зажгло высокие мечты,
Ты вспыхнул весь огнём полунебесным
И, вдохновлен картиной красоты,
Постиг Творца в творении чудесном.
Как праха сын, восторженным челом
Ты перед Ним во прах повергся долу
И, до души проникнут Божеством,
Послал мольбы к Всевышнего престолу.
Он, внемля им, благословил тебя.
Сопутствуем надеждою весёлой,
Иди, иди, надежду полюбя,
Ты с ней свершишь без горя путь тяжёлый.
Но берегись! приюта не давай
В душе своей мятежному сомненью,
Беги его и сердца не вверяй
Его всегда недоброму внушенью...
С ним страшно жить, беседовать грешно,
И если раз его к груди пригреешь -
С тобой навек останется оно,
Ты в нём навек врага себе имеешь...
Порыв души в избытке бурных сил,
Святой восторг при взгляде на творенье,
Размах мечты в полёте вольных крыл,
И юных дум кипучее паренье,
И юных чувств неомрачённый пыл -
Всё осквернит нечистое сомненье
И окуёт грудь холодом могил.
Везде увидишь ты расставленные сети,
Тебя смутят тревожные мечты,
И даже там, где смело ходят дети,
Остановясь, задумаешься ты.
Ни красоты природы, ни искусства -
Ничто души убитой не займёт,
Тлетворный яд губительного чувства
Другие все из сердца изженёт.
Полюбишь ты: сомненья призрак бледный,
Как адский дух, предстанет пред тобой,
Внушит совет и пагубный и вредный
И грудь зальёт ревнивою тоской.
В ней закипит и бешено и страстно,
Как ураган, бунтующая кровь,
Но, мучимый сомнением всечасно,
Ты проклянёшь безумную любовь.
Ревнивых чувств изгладишь впечатленье -
На сердце вновь и хлад и пустота,
Вотще искать ты будешь утешенья,
Нет, для него грудь будет заперта.
Участье дружества, последняя отрада -
И от неё сомненье отвлечёт;
Оно тебе врагом покажет брата
И друга доброго злодеем назовёт.
Мир для тебя в пустыню обратится,
Его бежать, чуждаться станешь ты;
В груди навек сомненье приютится
И поселит в ней мрачные мечты.
Ты не отвергнешь их, привыкший сомневаться,
И скоро грешные мышления тайком
К тебе начнут глубоко прививаться
И созревать на сердце молодом.
И вот плоды несчастных размышлений,
С сомнением томительных бесед:
Ты, раб его неправедных внушений,
Им омрачишь отрадной веры свет.
Тогда, тогда - печатью отверженья
Зажжёт чело отступника позор,
И торжество коварного сомненья
Тебе прочтёт последний приговор...

1839г.                             Некрасов Н.


Я вновь пропускаю удар


Я вновь пропускаю удар за ударом,
От боли темнеет в глазах.
И вот, пропадаю, почти что задаром,
В душе омерзенье с страх.
Мне мерзко, что нету противиться силы,
Что я подчиняюсь врагу.
И страшно: вдруг сердце навеки остыло?
Вдруг с Господом быть не смогу?
За гордость, за лень и за всё, что наделал,
Настала пора заплатить:
Грехами своими Творца я прогневал,
Страх Божий посмел позабыть...
И вот, отошёл Он на пару мгновений,
Поддержки лишив гордеца,
И вмиг отрезвила тоска поражений,
И смыла довольство с лица.
«Помилуй мя, Боже! Без меры я грешен.»
Без устали стану взывать.
Запас Твоей милости, верю, безбрежен,
Ты снова поможешь мне встать.
И вот, разогнав дуновением тучи,
Дав крепость врага побороть,
Пришёл Долгожданный, пришёл Всемогущий,
Великий в прощеньи, Господь!

2002г.                               Шпайзер В.


Я обращаю речь


Я обращаю речь к вам, выброски природы,
Бредущие впотьмах на торжище мирском:
Над вами ласково синеют небосводы, -
Но помните, что в них таится Божий гром.
Под вами гладь земли в блистающем уборе,
Но жертвы корчатся под вашею пятой;
В них есть и гнев в груди и зависть есть во взоре,
И вам не избежать расплаты роковой.
В расчётах мелочных вы чахнете безлично,
Молчанье и грабёж - заветный ваш закон.
Суровой правды речь смутит вас непривычно,
Как смех безумного на тризне похорон.
Вы упитали плоть, а дух не ищет хлеба,
От вещих мудрецов бежит преступный взор.
Награбленной казной не купите вы неба,
Слезами бедняков не смоете позор!
Пусть услаждает лесть ваш слух, пускай оравой
Глупцы бегут вослед, моля добра от вас;
За вами - сатана с улыбкою лукавой,
Пред вами - мщенья грозный час!

1881г.                              Фофанов К.


Я считал слонов


Я считал слонов и в нечет и в чет.
И все-таки я не уснул,
И тут явился ко мне мой черт,
И уселся верхом на стул.

И сказал мой черт: "Ну, как, старина!
Ну, как же мы порешим?
Подпишем союз, и айда в стремена,
И еще чуток погрешим!

И ты можешь лгать, и можешь блудить,
И друзей предавать гуртом!..
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, – потом!

Но зато ты узнаешь, как сладок грех
Этой горькой порой седин.
И что счастье не в том, что один за всех,
А в том, что все – как один!

И поймешь, что нет над тобой суда,
Нет проклятья прошлых лет,
Когда вместе со всеми ты скажешь – да!
И вместе со всеми – нет!

И ты будешь волков на земле плодить!
И учить их вилять хвостом!
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, — потом!..

                                                   Галич А.





Христианские стихи в сборнике "Славословие"