Украина, г.Киев, ул.Выборгская, 82, +38 (044) 599-0-553, info@golgofa.kiev.ua

Понравилось? Поделись информацией с друзьями в соцсетях. Кликни:


Главная » Проповеди » Церковь » Дом молитвы или вертеп разбойников?

Дом молитвы или вертеп разбойников?


Цель: Убедить церковь в недопустимости нарушения отделённости церкви от мира.

 


Бог пришёл в Свой храм


      Завтра – 8-е марта, международный женский день.  Хотя международным его можно назвать только с точки зрения гипертрофированной советской гордыни. Празднуется он, кроме территории бывшего Союза только в десятке маленьких стран, типа Македонии и Буркина-Фасо…
      8-е марта ещё называют праздником весны, но судя по тому, что творится на улице, поздравлять сегодня уместнее не с праздником весны, а с новым годом…
       Но… тем не менее весна не за горами! А значит скоро и Пасха! В этом году она необычно рано – еврейская – 29 марта, а католическая и православная – 4 апреля.
       А потому, я не буду сегодня говорить о наших дорогих сёстрах, нахваливать их и раньше времени  поздравлять. Это сделал в четверг старший пастор (кто не был в четверг, тот пропустил это поздравление!)

 

Накануне...

 

       Сегодня я буду говорить почти о Пасхе. Почему почти? Потому что я хочу предложить вам порассуждать об одном событии, которое произошло накануне Пасхи (судя по свидетельству из всех четырёх Евангелий). А с другой стороны, я хотел бы чтобы сегодняшняя проповедь была бы не только назидательной, но и интересной и познавательной.  Как это совместить? Ну… я попробую!

       Итак, событие, описанное во всех Евангелиях. Начнём с самого краткого описания, Евангелие от Луки:


Лук.19:45,46 « И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих, говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников».


       Немного больше информации об этом событии в Евангелии от Матфея:


Матф.21:12,13 «И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, - дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников».


       Что здесь добавлено, по сравнению с Лукой? «…и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей».
       Ещё немного больше сведений в Евангелии от Марка:


Мар.11:15-17 «Пришли в Иерусалим. Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул; и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь.

И учил их, говоря: не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников.».


       Здесь ещё мелькнула дополнительная деталь:  «…; и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь»
       И наконец, ещё более подробно это событие описано у Иоанна:


 Иоан.2:13-18 «Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег.

И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, [также] и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул.

И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли.

При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня.

На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что [имеешь] [власть] так поступать?»


       Здесь добавлено, «в храме продавали волов и овец». Также описана такая деталь: «сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, [также] и овец, и волов». И ещё, у Иоанна Иисус подчёркивает, что храм – дом Его Отца, а не дом торговли: «…и сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли». А также цитируется в связи с этим Пс.68:  

 
Пс.68:10 «…ибо ревность по доме Твоем снедает меня…»


       Итак, дом молитвы или вертеп разбойников (или если хотите, дом торговли)?


Главная святыня вселенной


       Почему же сравнение с домом торговли или вертепом разбойников пришли на ум Иисусу Христу?                             
       Попробуем представить себе храм Иерусалимский 2 тысячи лет тому назад, или, как его называли, храм Ирода. Строительство его было начато в 19-ом году до рождества Христова, закончено в основном в 27-ом году нашей эры, а полностью храм был достроен в 63 году после Рождества Христова, т.е. за 7 лет до его уничтожения.

       Известный историк Иосиф Флавий, или Йосеф бен Матитьяьгу (Иосиф, сын Маттафии) 37-100 г.г по Р.Х., описывает его так:


       "Храм был  построен  на  хребте  сильно укрепленного холма. Вначале вершины его  еле  хватало  для  самого  храма  и алтаря, так как холм со всех сторон был покат и обрывист. Но после того  как царь Соломон, первый основатель храма, укрепил стеной восточную часть холма, на земляной насыпи была построена еще колоннада;  на  других  сторонах  храм стоял еще открытым.

       В последующие же века народ все  больше  расширял  путем постоянных насыпей поверхность холма; тогда разломали и северную  сторону  и прирезали еще столько  места,  сколько  впоследствии  составлял  весь  объем храма. После того, как иудеи подкрепили холм от  самой  его  подошвы  тройной террасо-образной стеной и окончили превзошедшее всякие  ожидания  сооружение, на что были употреблены долгие века и все священные  сокровища,  стекавшиеся со всего мира, они обустроили верхнее пространство и нижнее храмовое  место. Самая низкая часть храма покоилась на фундаменте в сто пятьдесят метров  высоты,  а местами и больше. Но не вся глубина  этого  замечательного  фундамента  была видна, ибо большей частью  заполняли  лощину  для  уравнения  ее  с  улицами города. Употребленные для фундамента скалы  имели  величину  двадцать метров. Изобилие денежных средств и рвение народа неимоверно ускоряли ход работ,  и, благодаря этой неослабной настойчивости, с течением времени  было  возведено сооружение, которое раньше не надеялись даже когда-либо окончить.

        Достойны такого основания были также воздвигнутые на нем здания. Все галереи были двойные, двенадцатиметровые столбы, на которых они покоились, состояли каждый из одного куска самого белого мрамора; покрыты же  они  были потолками из кедрового дерева. Высокая ценность  этого  материала,  красивая отделка и гармоничное сочетание его представляли величественный вид, хотя ни кисть художника, и резец ваятеля не украшали здания снаружи. Ширина  каждой галереи достигала пятнадцати метров, и весь объем их, включая  также  и  замок Антония, исчислялся длинной в 1068 метров. Непокрытые дворовые места были вымощены везде  разноцветной  мозаикой. 

       Между  первым  и  вторым  освященным  местом тянулась каменная, очень изящно отделанная ограда вышиной в  полтора метра.  На ней через одинаковые промежутки стояли столбы, на  которых  на  греческом  и римском языках был написан закон очищения, гласивший, что  чужой  не  должен вступать в святилище, ибо  это  второе  священное  место  называлось  именно святилищем. Оно находилось на  четырнадцать  ступеней  выше  первого  места.

       Святилище представляло  собой  четырехугольник,  обнесенный  особой  стеной. Внешняя вышина последней, хотя достигала двадцать метров, не была видна  из-за прикрывавших ее ступеней; внутри же стена имела только двенадцать метров; ибо так как стена была построена на высоком месте, на которое взбиралась  по ступеням, то не вся внутренняя часть ее  была  видна,  потому  что  холм  ее закрывал. Лестница оканчивалась наверху площадкой, имевшей ширину пять метров. Отсюда другие лестницы, в пять  ступеней  каждая,  вели  к  воротам, которых на севере и юге было восемь (по четыре  на  каждой  стороне),  а  на востоке двое. Столько ворот было здесь необходимо, так как на  этой  стороне огорожено было место, предназначенное  для  богослужения  женщинам;  поэтому здесь понадобились еще вторые ворота, прорубленные в стене против первых;  и на других сторонах, т. е. на юге и севере.

       В  женский  притвор  вели  особые ворота; через другие ворота женщинам не дозволялось входить, точно  так  же, как им не разрешалось выходить из своего притвора в другие части храма.  Это место было одинаково открыто как для туземных, так и чужестранных  иудейских женщин без  различия.  Западная  сторона  не  имела  никаких  ворот,  стена закрывала ее наглухо. Галереи, находившиеся  между  воротами  во  внутренней стороне стены и ведшие  к  казнохранилищам,  покоились  на  ряде  больших  и чрезвычайно красивых столбов. Впрочем, кроме величины, они и во всех  других отношениях не уступали тем, которые находились в нижнем дворе.

       Девять из этих ворот были от верха и до конца сплошь покрыты золотом и серебром, равно как косяки и притолоки;  одни  из  них,  находившиеся  вне храма, были даже из  коринфской  меди  и  далеко  превосходили  в  стоимости посеребренные и  позолоченные.  Каждые  ворота  состояли  из  двух  половин, имевших по пятнадцать метров высоты и семь ширины. Внутри ворот с  обеих сторон находились просторные помещения  наподобие  башен,  имевшие  пятнадцать метров в ширину и более двадцати в вышину. Каждую из этих  башен  поддерживали две колонны по шесть метров  диаметром.  Все  ворота  были  одинаковой величины; только те, которые  находились  поверх  коринфских,  на  восточной стороне женского притвора, против храмовых ворот, были  значительно  больше; они имели двадцать пять метров вышины и двери двадцать метров ширины; были  покрыты более толстыми серебряными и золотыми листами и украшения на  них  были  еще более великолепны, чем на других. Эту металлическую  облицовку  пожертвовали для девяти ворот Александру,  отцу  Тиберия.  Пятнадцать  ступеней  вели  от стены, составлявшей границу женского притвора, до больших  ворот    на  пять ступеней меньше тех, которые вели к остальным воротам.

       К самому зданию храма, возвышавшемуся посередине, т. е. к святилищу, вели двенадцать ступеней. Фронтон здания имел, как в высоту, так и в ширину, пятьдесят метров; задняя же часть была на двадцать метров  уже;  ибо  с  обеих  сторон фронтона выступали два крыла, каждое  на  десять метров.  Передние  ворота храма, тридцати пяти метров вышины и двенадцати ширины, не  имели  дверей:   это была эмблема бесконечного открытого неба.  Лицевая  сторона  этих  ворот была вся покрыта золотом, и через них виднелась вся внутренность  первого  и большого  отделения  храма.  Внутри  ворот  все  кругом  блистало   золотом. Внутреннее помещение храма распадалось, таким образом, на два отделения;  но открытым оставалось  только  переднее,  которое  имело  сорок пять метров  в вышину, двадцать пять в длину и десять в ширину. Ворота, которые  вели  в  это отделение, были, как сказано выше, сплошь позолочены, равно как и вся стена, окаймлявшая их. Над ними находились золотые  виноградные  лозы,  от  которых свешивались кисти в человеческий рост. Из двух  отделений  храмового  здания внутреннее было ниже внешнего. В него вели  золотые  двери  двадцать два метра  вышины и восемь ширины; над ними свешивался одинаковой  величины вавилонский  занавес,  пестро  вышитый  из  гиацинта,  виссона,  шарлаха  и пурпура, сотканный необычайно изящно и поражавший глаз замечательной  смесью тканей. Этот занавес должен был служить символом вселенной: шарлах обозначал огонь, виссон  землю, гиацинт  воздух, а пурпур  море; два из  них    по сходству цвета, а два  виссон и  пурпур    по  происхождению,  ибо  виссон происходит из земли, а пурпур из моря. Шитье на  занавесе  представляло  вид всего неба, за исключением знаков зодиака.

       Через этот вход входили в низшую часть храмового  здания.  Последняя имела тридцать метров вышины, столько же длины и десять метров ширины; в свою  длину  она  опять  разделялась  на  два  отделения:  первое  из   них, перегороженное от второго на расстоянии двадцати метров, заключало в себе  три достопримечательных, всемирно известных произведения искусства:  светильник, стол  и  жертвенник  для  курений.  Семь  лампад,  на  которые  разветвлялся светильник, обозначали семь планет, двенадцать хлебов на столе  зодиак  и год; курильница, наполненная тринадцати родов курильными веществами, взятыми из моря, необитаемых пустынь и обитаемой земли, указывала  на  то,  что  все исходит от Бога и Богу же принадлежит. Самая внутренняя  часть  храма  имела десять метров  и  была  отделена  от  внешней  также  занавесом.   Здесь, собственно, ничего не находилось. Она оставалась запретной, неприкосновенной и незримой  для  всех.  Она  называлась  Святая  Святых. 

       По  бокам  низшего отделения храма  находились  многие  сообщавшиеся  между  собой  трехэтажные жилища, которые с обеих сторон были доступны  через  особые  входы.  Верхнее отделение храма не имело никаких подобных пристроек, так как оно было уже  и выше почти на двадцать метров. Вместе с тем оно  было  и  проще  отделано,  чем низшее. Если прибавить к тридцати метрам от земли  упомянутые  двадцать,  то получится в общем высота в пятьдесят метров.

        Внешний вид храма представлял все, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон  тяжелыми  золотыми  листами,  он  блистал  на утреннем  солнце  ярким  огненным  блеском,  ослепительным  для  глаз,   как солнечные лучи. Чужим, прибывавшим на  поклонение  в  Иерусалим,  он  издали казался  покрытым  снегом,  ибо  там,  где  он  не  был  позолочен,  он  был ослепительно бел. Вершина его была снабжена  золотыми  заостренными  спицами для того, чтобы птица не могла садиться на храм и загрязнять  его.  Каменные глыбы, из которых он был построен, имели до двадцати двух метров длины, двух с половиной  метров толщины и трёх  метров ширины. Перед ним стоял жертвенник  вышиной  в  семь с половиной метров, тогда как ширина и длина его были одинакового  размера  в  двадцать пять метров.  Он  представлял  собой  четырехугольник  и  имел  на  своих   углах рогообразные выступы, с юга к нему вела слегка подымавшаяся терраса. Он  был сооружен без железного инструмента, и никогда железо его не коснулось.  Храм вместе с жертвенником были обведены изящной, сделанной  из  красивых  камней решеткой  около  полуметра  вышины,  которая  отделяла  священников  от   мирян…"
        И вот это великолепное сооружение, бывшее одним чудес света того времени, в глазах Иисуса выглядел домом торговли или вертепом разбойников.  Почему?

 

Величайшая святыня вселенной - глазами Бога

 

       Весь этот грандиозный двор язычников выглядел, по сути своей, как огромный базар: крики торгующих, звон монет, выяснение отношений, рёв волов и блеянее овец, воркование тысяч голубей в клетках, топот множества ног по каменным плитам и всё это отражалось многократным эхом от окружавших двор язычников стен и колонн и  меньше всего напоминало дом молитвы…
       Но звуковая и видимая составляющая этого сомнительной святости зрелища была ничто, по сравнению с нравственной стороной того, что там происходило…
      А на территории этого рынка, кстати, он назывался Рынком Анны, и полностью принадлежал семье первосвященника, царствовал, по сути своей, узаконенный грабёж:
       Пара голубей на городском рынке стоили сикель, на рынке Анны – 20 сикелей.
       Волы и овцы стоили не во столько раз дороже, но, всё равно, намного дороже, чем за стенами храма.

 

Дом "торговли"


       А привести сюда своих животных – было нереально. У них находили множество недостатков и их приходилось продавать на городском рынке, чтобы затем втридорога купить у "храмовой мафии".
       Причём за проверку безупречности животных бралась пеня – 1/12  сикеля.
       Проверили твоего барана – плати (и иди продай его на рынке).
       Вернулся купить кошерного барана – его нужно проверить – плати 1/12 сикеля.  
       Деньги, имеющие хождение по всей римской империи – в храме, в качестве пожертвований – не принимались. Их нужно было менять на священные сикели.
       Ты пришёл заплатить храмовый сбор или десятину, или приношение. Принёс меновщеку деньги поскольку твои монеты – не годятся.. С каждой операции брался процент - 1/6 сикеля.
       Если при расчёте за обмен меновщик должен был дать сдачу, со сдачи бралась пеня 1/6 сикеля  за каждый сикель сдачи.


      В общем – бизнес был классный и беспроигрышный!

 

Вот Я вас!!!

 

       И вот пришёл Иисус…


  «…и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег.

И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, [также] и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли.

При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня. На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что [имеешь] [власть] так поступать?»


       В связи с этим, сразу приходит на ум:


Мал.3:1-4 «Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета, Которого вы желаете; вот, Он идет, говорит Господь Саваоф. 

И кто выдержит день пришествия Его, и кто устоит, когда Он явится? Ибо Он - как огонь расплавляющий и как щелок очищающий, и сядет переплавлять и очищать серебро, и очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро, чтобы приносили жертву Господу в правде. Тогда благоприятна будет Господу жертва Иуды и Иерусалима, как во дни древние и как в лета прежние».


       Но как мы видим, до «приношения жертвы Господу в правде» было очень далеко в том храме, в который вошёл Мессия накануне  Пасхи.

 

Храмы! Храмы... Храмы?!

 

       Ну, а мы тут причём? Какое мы имеем отношение к Рынку Анны, к меновщикам, продавцам кошерного скота и птицы, к тому храму, которого уже давным-давно нет ?!
       Должен вас разочаровать – храм тот есть, он жив и здравствует, исчезая в одном месте и появляясь в другом.
       То там, то здесь появляются люди, о которых предупреждал Тимофея апостол Павел: «…люди поврежденного ума, чуждые истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка».


       Какое самое распространённое обвинение в мире по отношению к церкви?

- Вы используете церковь, имеются в виду священнослужители, для личного обогащения!


       Имеют ли под собой основание такие обвинения? Конечно имеют!


       В течении тысячи лет, католическая и православная церкви в своём стремлении властвовать не только в духовной сфере, как это и определено Богом, но сползая постоянно в попытках прихватить власть государственную, да и финансовую, захватывала земли, состояния и государственные властные функции.


       Наплевав на то, что это вызывает презрение и ненависть у паствы!!! А следовательно и отвращение от веры!!!


       Как тогда, так и сейчас мы помним и видим множество людей повреждённого ума, которые наровят присоседиться к власти и имуществу.
      И ставят эти цели выше целей благовествования и проповеди Евангелия.

      Битва за храмы, до мордобоя и взаимных анафем!
      Битва за возможность ворваться любыми путями в государственные структуры.
      Битва, в конечном счёте, за "бабки". (простите за некафедральное выражение!)


      Вы знаете, что одна из самых богатых финансово организаций на земле – католическая церковь.
      А зачем бьётся насмерть за свою бывшую собственность православная церковь?
      Зачем недавно куплен участок земли в Париже у эйфелевой башни за 70 миллионов евро для православного собора. В России сейчас десятки миллионов православных – нищенствуют по заброшенным и церковью и государством деревням!


       Вы не знаете – зачем церкви всё это? Зачем? Кто мне объяснит?
       Для того, чтобы священники могли жить во дворцах, носить часы ценой десятки тысяч долларов, ездить на машинах в сотни тысяч, рядится в золочёные тряпки?


      Тогда правильно ненавидят христианство атеисты!!! Правильно!

 

Только не надо думать, что у нас нет разбойников!

 

       Но не стоит думать, что эти качества присущи только двум деноминациям.


       Увы, я уже не буду сейчас упоминать некоторых всемирно известных евангелистов, живущих на виллах с тремя бассейнами, одевающихся в парчовые френчи, как шоумены определённой сексуальной ориентации, и летающих на собственных самолётах!

       В то время как четверть населения земли подыхает с голоду! Это не ему ли сказал Христос – пойди, продай всё, что имеешь и следуй за мной! Ха! Сейчас! Разбежался! Он даже не загрустил от того, что у него большое имение!
        Впрочем, Бог с ней, с Америкой! Это их проблемы!


       Но они докатываются и до нас, в виде служений христиан-бизнесменов, которых люди повреждённого ума учат «рубить капусту» по-христиански!
       В виде книжек «христианоподобных» проповедников, учащих верующих – как заработать миллион! Во славу Господа, конечно! Ну, конечно! А как же!
       А потом, когда «лопоухие» (извините!) миллионеры-неудачники начинают бегать по судам и кричать: Дяденьки! Верните мне мои денежки! Эти господа, братьями их назвать у меня язык не поворачивается, разводят в недоумении руками (и как это у меня получилось украсть 140 миллионов долларов? Не понимаю! Это всё сатана виноват! Чёрт попутал!).
       Или же особенно ловкие из них  срочно становятся миссионерами где-нибудь подальше от Украины или просто исчезают бесследно.


        И эти люди, в наших, в протестантских церквях!


        Мир не разбирается в деноминационных тонкостях! Кто? Протестанты? Да у них там жулик на жулике!

       И потому я считаю очень важным для нормальных церквей (т.е. старающихся проповедовать всё Слово Божье, без отсебятины и урезания!)...итак, очень важно не играться с «людьми повреждённого ума и чуждых истины» в братьев по вере. А по возможности держатся от них как можно дальше! Никакие они нам не братья!

       Потому что именно о таких из нас говорил апостол Пётр:


2Пет.2:13,14 «Они получат возмездие за беззаконие, ибо они полагают удовольствие во вседневной роскоши; срамники и осквернители, они наслаждаются обманами своими, пиршествуя с вами.

Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души; сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятия».


       Так зачем же  нам «сынов проклятия» называть своими братьями по вере? Не хочу! И не буду!
       Я полностью подписываюсь под словами Давида: «ревность по доме Твоём снедает меня»!!!

 

Это мы - разбойники и халдеи!

 

       И при этом «злословия злословящих Тебя» падают на меня же!!!

  • И когда какого-нибудь из христианского деятеля в Америке обвиняют в излишней вопиющей роскоши – это меня обвиняют в излишней роскоши!
  • И когда какого-нибудь из христиан обвиняют в прелюбодеянии – это меня обвиняют в прелюбодеянии!
  • И когда кого-нибудь из христианских пастырей на другом краю земли обвиняют в поощрении гомосексуализма – это меня обвиняют в поощрении гомосексуализма.
  • И когда какого-нибудь  протестантского деятеля в Киеве называют жуликом – это меня обвиняют в жульничестве! Меня!
  • И когда какую-нибудь «старшую всегерманскую епископуху» полиция задерживает за рулём автомобиля пьяную «вусмерть», с тройной максимально допустимой дозой алкоголя в крови – это меня обвиняют в пьянстве! Меня!  

       Мне не нравятся и никогда не понравятся люди, выдающие себя за христиан, а живущие по халдейским принципам!!!
       По мне так лучше натуральный халдей, который говорит: Да! Я – халдей! И живёт как халдей!
       Это по крайней мере – честно!

 

Через храм? Пройдёмьте!

 

       Ну, вот, обещал вам предпраздничную проповедь, а получилось… как всегда! Простите меня, пожалуйста!
       Но вернёмся на храмовый двор времён Иисуса Христа.


      Одна любопытная и странная фраза, которая мелькнула у Марка: «…и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь».
       Откуда она взялась? Кто и что носил через храм?


        Дело в том, что территория храма перегораживала своей стеной Иерусалим и, в принципе, обходить храм, если тебе нужно было пройти на другую сторону в город, достаточно хлопотно – больше километра круг получается!
       И вот, пользуясь тем, что в храме ворота выходили на три стороны, что двор язычников представлял из себя совершеннейший хаос, да и язычников в Израиле не очень-то и уважали, все ходили по своим делам (а тем более, если надо было перенести какой-нибудь груз!) с одной стороны Иерусалима на другую через двор храма – так сказать «навпростець»! (Ну в самом деле, не давать же такого «круголяка» по-пустякам? А язычники, чай не баре? Стерпят!)


        Понимаете! Люди приезжали за тысячи километров принести жертву Богу, помолится, посмотреть на чудесный храм, а попадали на проходной двор пополам с базаром!
      Какая там молитва? Крик, торг, обираловка…

 

"Прохожие" в церкви


       Давайте мы посмотрим на эту ситуацию в переносном смысле:
       Церковь, как место, через которое можно покороче пройти к своей мирской цели, а заодно и протащить через неё свой греховный образ мыслей, свою греховную натуру, весь свой мирской багаж.
       Церковь, как территория, через которую можно покороче добраться до богатства, до славы, до власти. Мы вроде бы видим человека присутствующим в церкви, а на самом деле – он в одни ворота вошёл, а в другие скоро выйдет! Вроде и служитель, вроде и духовный, а на самом деле – он просто рассчитывает протащить через церковь свою гордыню, любостяжане, любодеяние и добраться до "сияющих вершин" мирского благополучия.

       Мало того, за время пребывания на дворе язычников он успевает нахвататься видимости христианства и пользуется им в дальнейшем для прикрытия своей халдейской сущности.
       Встречаешь такого через несколько лет, а он только и делает, что надувается пыхой от своих мирских успехов.
       Впрочем, понимая, что говорит, всё-таки с христианином, время от времен вворачивает псевдохристианские словечки, прикрывающие его лезущее во все стороны халдейство.
      И становится понятным, почему Христа возмущали и меновщики, и торговцы, и прохожие!

  • Одни обирали верующих,
  • Другие зарабатывали на верующих,
  • А третьи использовали храм, как проходной двор!

 

       И потому бич из верёвок, которым Иисус разгонял всю эту "шушеру" (учитывая кто Он, и что Он, в принципе, мог со всеми ими сделать!), просто нежная укоризна любящего отца по отношению к шалящим детишкам!
       А ведь мог и огонь с неба свести!


       Вот такая история произошла однажды перед Пасхой 2000 лет тому назад в Иерусалиме в храме на дворе язычников.              


Выводы и просьбы


       Наверняка, мы из неё вынесли не все поучения, которые она содержит. Но несколько, всё-таки, я надеюсь мы не забудем:                                                 

  • Церковь – не место для торговли, не место для обмана, не проходной двор.
  • Церковь – это дом молитвы, дом Божий.


       И я прошу братьев, если я не доживу до того времени, когда у "Голгофы" будет свой собственный дом молитвы: Пожалуйста! Не допустите, чтобы на территории церкви что-нибудь продавалось! Как бы святы, значительны и нужны для прихожан не выглядели эти товары...
       Не берите пример с храма Ирода и некоторых современных церквей.


       Христос вернётся! Будем опасаться, чтобы Он не вошёл в наш храм с бичом из верёвок!


Аминь!  

Проповедник: брат А.