Украина, г.Киев, ул.Выборгская, 82, +38 (044) 599-0-553, church.golgofa@gmail.com

Понравилось? Поделись информацией с друзьями в соцсетях. Кликни:


Этот мир

 

   

Антология христианской поэзии

 

 

Этот мир

 

В просторном зале города большого

 

 

В просторном зале города большого, 

Безбожный лектор с речью выступал. 

Он говорил: «Не верьте, люди, в Бога», 

И все святое дерзко отвергал. 

 

Из уст его поток глумлений лился, 

На тех, кто Иисуса признавал. 

Кто в век безбожья верил и молился, 

Он их фанатиками называл. 

 

В своих словах он долго изощрялся, 

И, наконец, надменно произнес: 

А может быть из вас кто попытался б, 

Мне доказать, что был-таки Христос? 

 

Найдется ль тот, кто мне не доверяет, 

Науку нашу ставя ни во что, 

В существование верит ада, рая, 

Ну кто же выступит? Ну, кто?! 

 

Но все молчат, хотя народа много, 

На лекцию в том зале собралось. 

Но кто, же постоит за веру в Богу? 

Хотя бы сердце смелое нашлось. 

 

С ученым в спорах трудно состязаться, 

И все молчат, согласен кто иль нет, 

Но что бы осмеянным не оказаться, 

Никто не хочет дать ему ответ. 

 

Но вдруг в рядах невольно зашумели, 

Идет, идет! Смотрите есть один! 

Все повернулись и на самом деле, 

Идет к трибуне скромный гражданин. 

 

В простом пальто, с седою бородою 

Был, видно, уж в преклонных он летах. 

К трибуне вышел, стоя перед толпою, 

Любовь светила в старческих глазах. 

 

И зал затих, все ждали с нетерпением, 

О чем старик, осмелиться сказать. 

Тот помолчал минуту и в смиреньи, 

Пред всем народом начал возвещать. 

 

Я – человек простой и неучёный , 

И не берусь научно доказать, 

Что есть Господь и я им сотворенный… 

Хочу из жизни случай рассказать. 

 

Я родом из далёкой деревушки, 

Раскинутой над быстрою рекой. 

На берегу стоит моя избушка, 

Где вырос и был рыбак простой.. 

 

Однажды ночью разразилась буря, 

Какой ещё я в жизни не видал, 

И описать тот ужас не могу я. 

Какой с семьёю я в то время испытал. 

 

Нависли тёмные густые тучи, 

Дождь непрестанно нам в окно хлестал, 

Сверкала молния, и гром гремел могучий, 

А ветхий домик весь скрипел, трещал. 

 

Я выскочил скорей, тревоги полный, 

Чтобы свой челн покрепче привязать, 

А на реке вздымались грозно волны. 

Реки знакомой я не смог узнать. 

 

За валом новый грозный вал котился, 

И ломал деревья ветер у реки. 

Весь берег каменистый разорился, 

И камни разбивались на куски. 

 

И вдруг сквозь буру, Вы вообразите! 

Услышал я, как из пучины волн. 

Спасите люди, добрые, спасите! 

Донесся крик отчаяния полн. 

 

Я никогда в любую непогоду, 

Не выезжал рыбачить в челноке. 

Но вот теперь под грозным небосводом, 

Погибну я в бушующей реке. 

 

Ведь у меня жена и деток трое. 

Я должен жизнь свою беречь для них, 

Что пользы – коль пожертвую собою, 

Оставлю в мире сиротами их. 

 

Но вновь из волн донесся крик ужасный, 

Кричали в отчаянии уста. 

Я разобрал тогда довольно ясно, 

Спасите люди! Ради Господа Христа. 

 

И Это Имя, чудное святое

Коснулось нежно сердца моего. 

Он за меня пожертвовал Собою, 

Отдам коль нужно жизнь ради Него. 

 

Я, на колени, вставши, помолился. 

И вновь поспешно челн свой отвязал, 

В пучину грозную на нем пустился, 

К тому, кто помощь ради Бога ждал. 

 

Каким-то Божьим чудом непонятным, 

Изнемогая средь стихии злой, 

Подплыл к нему, взял в челн, потом обратно, 

Достигли берега, гонимые волной. 

 

Как ликовал я радостью объятый, 

На берегу я Бога прославлял 

И взяв спасенного, тогда как брата, 

В свой дом убогий на ночлег принял. 

 

И в моем доме он поел, согрелся, 

И отдохнул от всех своих невзгод, 

Со мною плакал и молился, 

И говорил: Что спас его сам Бог. 

 

А по утру, когда он расставался, 

Меня благодарил и обнимал, 

Я говорил ему: Ты жив остался, 

Смотри, чтоб Господа не забывал. 

 

Прошли года и никогда до ныне, 

Не приходилось мне встречаться с ним, 

Теперь смотрю, стоит он на трибуне, 

Надменный, полный сил и… невредим. 

 

Когда он стал над Богом насмехаться, 

Знакомый голос и черты лица. 

Да это он! Не мог я обознаться, 

Как он забыл о милостях Творца. 

 

И это человек Христа поносит, 

И тех, кто сердцем верует в Него, 

Когда же тонет, сил у Бога просит, 

Зовет на помощь именем Его. 

 

Речь старика стремительным порывом, 

Сорвала с лектора весь грозный вид, 

В портфель собрав доклад свой торопливо, 

Он покраснел, смутился и… молчит. 

 

Всем было видно – совесть его мучит, 

И он в смущении тихо прошептал. 

- Да верно, был такой со мною случай, 

Все это правда, что старик сказал. 

 

А сам поспешно взяв свою одежду 

И никому ни слова не сказал. 

Как человек утративший надежду, 

Под шум толпы, скорей покинул зал. 

 

Мой друг! А ты, прослушав эту повесть, 

И для себя уроки извлекай, 

Не заглушай, не усыпляй же совесть, 

Сегодня сердце Господу отдай. 

 

Не жди ты в жизни бури и тревоги. 

Когда беда нависнет над тобой, 

Скажи ему: О, Милостивый Бог мой,

Услышь меня, и сжалься надо мной!

 

Ты – Вездесущий и Ты Всемогущий!  

В житейском море погибаю я! 

Спаси, помилуй и средь тьмы гнетущей, 

Небесным светом озари меня. 

 

И будь уверен он придет с любовью. 

И свет небесный в сердце изольет, 

Грехи твои омоет Своей Кровью, 

Тебя давно он с нетерпеньем ждет!

 

                                  Автор неизвестен

 

 

 

 

 Ходили сломанные люди по планете

 

 

Ходили сломанные люди по планете…
В настройках кто-то удалил параметр «Дети».
И стали люди так на роботов похожи.
Забыли, как делить любовь и как умножить…

 

Забыли, как когда-то весело смеялись,
Как перемен чудесных новых не боялись.
В настройках кто-то удалил параметр «Вера».
Остались «зависть», «гордость», «выгода», «карьера» …

 

По умолчанию настройки оставляя,
Забыли люди, что душа была живая.
Топтали люди чувства нежные жестоко…
От ран сердечных умирали раньше срока…

 

Но вдруг с небес прислали людям обновленье…
«Любовь» добавили, и «веру», и «терпенье».
И люди снова на детей похожи стали,
Ведь без души они черствели, увядали…

 

И вдруг заметили, как новыми цветами
Весна украсила всю землю под ногами…
И как в ночное время город затихает,
А хоровод из звёзд луну оберегает…

 

Они заметили, что рядом ходят души,
Что так хотят, чтоб их услышали и слушать…
Хотят любить и быть любимыми, всего-то…
Но это всё-таки главней, чем лайкнуть фото…

 

И оглянулись починившиеся люди,
А там вчерашние они кого-то судят,
Воюют с кем-то и оценивают бурно…
И от самих себя им стало сразу дурно…

 

Давно пора внести в настройки измененья.
Чтоб «сострадание», а не «нравоученья» …
И чтобы «искренность» совсем не отключалась,
А вот «гордыня» никогда не обновлялась.

 

И если вы людей встречаете со «сбоем»,
То покажите им пример – самим собою…
Но для того, чтоб им хотелось измениться –
Настройка «счастье» быть должна на ваших лицах…

 

Ирина Самарина                         Москва

 

 

Христианские стихи всех времён

Христианские стихи в сборнике "Славословие"

В просторном зале города большого,

Безбожный лектор с речью выступал.

Он говорил: «Не верьте, люди, в Бога»,

И все святое дерзко отвергал.

 

Из уст его поток глумлений лился,

На тех, кто Иисуса признавал.

Кто в век безбожья верил и молился,

Он их фанатиками называл.

 

В своих словах он долго изощрялся,

И, наконец, надменно произнес:

А может быть из вас кто попытался б,

Мне доказать, что был-таки Христос?

 

Найдется ль тот, кто мне не доверяет,

Науку нашу ставя ни во что,

В существование верит ада, рая,

Ну кто же выступит? Ну, кто?!

 

Но все молчат, хотя народа много,

На лекцию в том зале собралось.

Но кто, же постоит за веру в Богу?

Хотя бы сердце смелое нашлось.

 

С ученым в спорах трудно состязаться,

И все молчат, согласен кто иль нет,

Но что бы осмеянным не оказаться,

Никто не хочет дать ему ответ.

 

Но вдруг в рядах невольно зашумели,

Идет, идет! Смотрите есть один!

Все повернулись и на самом деле,

Идет к трибуне скромный гражданин.

 

В простом пальто, с седою бородою

Был, видно, уж в преклонных он летах.

К трибуне вышел, стоя перед толпою,

Любовь светила в старческих глазах.

И зал затих, все ждали с нетерпением,

О чем старик, осмелиться сказать.

Тот помолчал минуту и в смиреньи,

Пред всем народом начал возвещать.

 

Я – человек простой и неучёный ,

И не берусь научно доказать,

Что есть Господь и я им сотворенный…

Хочу из жизни случай рассказать.

 

Я родом из далёкой деревушки,

Раскинутой над быстрою рекой.

На берегу стоит моя избушка,

Где вырос и был рыбак простой..

 

Однажды ночью разразилась буря,

Какой ещё я в жизни не видал,

И описать тот ужас не могу я.

Какой с семьёю я в то время испытал.

 

Нависли тёмные густые тучи,

Дождь непрестанно нам в окно хлестал,

Сверкала молния, и гром гремел могучий,

А ветхий домик весь скрипел, трещал.

 

Я выскочил скорей, тревоги полный,

Чтобы свой челн покрепче привязать,

А на реке вздымались грозно волны.

Реки знакомой я не смог узнать.

 

За валом новый грозный вал котился,

И ломал деревья ветер у реки.

Весь берег каменистый разорился,

И камни разбивались на куски.

 

И вдруг сквозь буру, Вы вообразите!

Услышал я, как из пучины волн.

Спасите люди, добрые, спасите!

Донесся крик отчаяния полн.

Я никогда в любую непогоду,

Не выезжал рыбачить в челноке.

Но вот теперь под грозным небосводом,

Погибну я в бушующей реке.

 

Ведь у меня жена и деток трое.

Я должен жизнь свою беречь для них,

Что пользы – коль пожертвую собою,

Оставлю в мире сиротами их.

 

Но вновь из волн донесся крик ужасный,

Кричали в отчаянии уста.

Я разобрал тогда довольно ясно,

Спасите люди! Ради Господа Христа.

 

И Это Имя, чудное святое

Коснулось нежно сердца моего.

Он за меня пожертвовал Собою,

Отдам коль нужно жизнь ради Него.

 

Я, на колени, вставши, помолился.

И вновь поспешно челн свой отвязал,

В пучину грозную на нем пустился,

К тому, кто помощь ради Бога ждал.

 

Каким-то Божьим чудом непонятным,

Изнемогая средь стихии злой,

Подплыл к нему, взял в челн, потом обратно,

Достигли берега, гонимые волной.

 

Как ликовал я радостью объятый,

На берегу я Бога прославлял

И взяв спасенного, тогда как брата,

В свой дом убогий на ночлег принял.

 

 

 

 

И в моем доме он поел, согрелся,

И отдохнул от всех своих невзгод,

Со мною плакал и молился,

И говорил: Что спас его сам Бог.

 

А по утру, когда он расставался,

Меня благодарил и обнимал,

Я говорил ему: Ты жив остался,

Смотри, чтоб Господа не забывал.

 

Прошли года и никогда до ныне,

Не приходилось мне встречаться с ним,

Теперь смотрю, стоит он на трибуне,

Надменный, полный сил и… невредим.

 

Когда он стал над Богом насмехаться,

Знакомый голос и черты лица.

Да это он! Не мог я обознаться,

Как он забыл о милостях Творца.

 

И это человек Христа поносит,

И тех, кто сердцем верует в Него,

Когда же тонет, сил у Бога просит,

Зовет на помощь именем Его.

 

Речь старика стремительным порывом,

Сорвала с лектора весь грозный вид,

В портфель собрав доклад свой торопливо,

Он покраснел, смутился и… молчит.

 

Всем было видно – совесть его мучит,

И он в смущении тихо прошептал.

- Да верно, был такой со мною случай,

Все это правда, что старик сказал.

 

А сам поспешно взяв свою одежду

И никому ни слова не сказал.

Как человек утративший надежду,

Под шум толпы, скорей покинул зал.

Мой друг! А ты, прослушав эту повесть,

И для себя уроки извлекай,

Не заглушай, не усыпляй же совесть,

Сегодня сердце Господу отдай.

 

Не жди ты в жизни бури и тревоги.

Когда беда нависнет над тобой,

Скажи ему: О, Милостивый Бог мой,

Услышь меня, и сжалься надо мной!

 

Ты – Вездесущий и Ты Всемогущий!  

В житейском море погибаю я!

Спаси, помилуй и средь тьмы гнетущей,

Небесным светом озари меня.

 

И будь уверен он придет с любовью.

И свет небесный в сердце изольет,

Грехи твои омоет Своей Кровью,

Тебя давно он с нетерпеньем ждет!

 

Автор неизвестен